pravo-magazine.com
+7 (495) 628-40-55
info@pravo-mag.com
Москва, Россия

© 2018 ООО «Право и Защита».

Налог на блокчейн. Какие риски влечет за собой получение дохода от операций с криптовалютой?



Перспективы правового регулирования операций с использованием виртуальных валют (криптовалют) сегодня вызывают множество вопросов. В частности, ведутся дискуссии вокруг налогообложения таких операций. Активно обсуждаются аспекты юридической квалификации криптовалюты. Сегодня уже накоплен некоторый зарубежный опыт оценки регулирующими органами данных операций. Так каковы же перспективы формирования российской правовой позиции по данному вопросу?


Константин Асабин

IBFS United


Молниеносный взлет

Котировки популярных криптовалют, прежде всего биткоина и эфириума, растут невероятно быстро. Интерес российских и зарубежных средств массовой информации к миру блокчейна и криптовалюты достиг сегодня небывалых масштабов. Диаметрально меняется отношение российских контролирующих органов к данному феномену. Все это не могло не привести сначала к возникновению, а потом и к бурному росту количества вопросов со стороны юристов, прежде всего специалистов в области гражданского и финансового права. Эти вопросы сводятся в основном к тому, как с гражданско-правовой точки зрения квалифицировать криптовалюту, как встраивать регулирование многомиллиардной отрасли в существующую российскую правовую систему, как свести к минимуму потенциальные правовые риски. Главным остается – как, получая доход от операций с критовалютой, оставаться добросовестным налогоплательщиком. 

Актуальность формирования регулятивных рамок и правовых механизмов сегодня уже не нужно никому доказывать. Можно просто обратить внимание на соответствующие цифры: 

  • Капитализация рынка криптовалют глобально превысила отметку 500 млрд долларов1.

  • Капитализация самой популярной криптовалюты биткоин приближается к отметке 280 млрд долларов2.

  • В первой половине ноября 2017 года в поисковой сети Яндекс было сделано более 7,1 млн поисковых запросов, содержащих слово «биткоин»3.

Попытка правового регулирования – фокус на зарубежных юрисдикциях

На данный момент страны мирового сообщества не торопятся законодательно устанавливать четкие рамки правового регулирования рынка криптовалюты. Зачастую меры сводятся к регулированию on a case-by case basis (на индивидуальной основе) или использованию уже существующих правовых норм4.

Опыт США, в частности, ориентирует исследователя на термин «цифровой товар» или «имущественный актив», некое «обращающееся в электронной форме цифровое выражение товара, способное функционировать как средство обмена, расчета или накопления сбережений» [1]. 

В Японии 1 апреля 2017 года вступил в силу закон, который определил правовой статус криптовалюты как «цифровой валюты», которая может использоваться для осуществления платежей, оплаты товаров и услуг [2].

В рамках Европейского союза также отмечаются разнонаправленные тенденции. К примеру, контролирующие органы Германии рассматривают криптовалюту как разновидность частных денег и прямо заявляют о необходимости применения норм о лицензировании к компаниям, предоставляющим возможности торговли криптовалютой [3]. В это же время Швейцарский муниципалитет Кьяссо с недавних пор начал принимать налоговые платежи объемом до 250 франков в криптовалюте [4]. Также важно упомянуть, что 22 октября 2015 года Суд ЕС (дело Skatteverket v David Hedqvist) освободил операции с криптовалютой от НДС, признав криптовалюту «контрактным» средством платежа, а не товаром или услугой [5]. 

Криптовалюта в Российской Федерации: первые разъяснения

Первая реакция контролирующих органов на тему использования криптовалюты была резко негативной. Письма Банка России от 27.01.2014 [6] и Федеральной службы по финансовому мониторингу от 6.02.2014 [7] прямо говорили о запрете выпуска денежных суррогатов и наличии оснований для отнесения криптовалютных сделок к сделкам, направленным на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма. Им, в частности, вторила Генпрокуратура (письмо от 21.09.2016) [8]. 

Федеральная налоговая служба (письмо от 03.10.2016) [9] также заявила о том, что операции с криптовалютой могут рассматриваться как незаконные с точки зрения законодательства о валютном регулировании и валютном контроле, что, в свою очередь, выявляет еще один юридический риск. 

В то же время российская правоприменительная практика сосредоточилась на ограничении доступа к информации об операциях с криптовалютой – именно таким было основное содержание нескольких судебных решений в феврале и мае 2017 года, заблокировавших доступ к Интернет-ресурсам, содержащим сведения о криптовалюте5.

Сентябрьское письмо Банка России [10], заявившее о преждевременности организации доступа криптовалюты к обращению и использованию на организованных торгах и в расчетно-клиринговой инфраструктуре на территории Российской Федерации, было сформулировано уже в более мягкой форме. В нем лишь отмечены высокие финансовые и технологические риски криптовалютных операций. Аналогичное по характеру письмо было представлено Минфином России в начале октября [11].

К вопросу о юридической квалификации криптовалюты

Вопросам юридической квалификации операций с криптовалютой уже было посвящено немало научных статей и исследований. Как уже отмечалось ранее, в отличие от привычных единиц гражданского оборота, таких как фиатные денежные средства (рубли или любая иностранная валюта), акции и производные финансовые инструменты, уникальные отличительные характеристики криптовалюты не предоставляют возможности сформировать четкое понимание того, как встроить этот принципиально новый экономический актив в привычный гражданский оборот. 

В средствах массовой информации периодически появляется информация о подходах, которые предлагаются российскими контролирующими органами. В частности, в мае 2017 года Банк России в лице заместителя председателя Ольги Скоробогатовой выдвинул предложение идентифицировать криптовалюты как цифровой товар совместно с заявлением о подготовке соответствующих поправок в российское законодательство [12]. Данное предложение вызвало критику со стороны экспертного сообщества, в частности, из-за потенциальных рисков налогообложения операций по купле/продаже криптовалюты НДС, а также неопределенности в отношении того, как распространять действующие положения российского гражданского законодательства, применимого к товарам и связанным с ним обязательственным отношениям, на операции с использованием технологии блокчейн и криптовалют [13]. 

Кроме этого, интересным представляется августовское предложение Минфина России отнести криптовалюту к «иному имуществу» (которое является объектом гражданских прав в соответствии со ст. 128 Гражданского Кодекса РФ) [14]. В рамках того же предложения Минфин России высказался о том, чтобы предоставить доступ к торговле виртуальными валютами только квалифицированным инвесторам.

Уникальность технологических характеристик криптовалюты как актива с неопределенным статусом, а также специфика деятельности по осуществлению операций с криптовалютой, в том числе по ее добыче («майнингу»), позволяют экспертам все чаще выступать за разработку принципиально новой гражданско-правовой категории (к примеру, «виртуальной валюты» [13]) и отдельного законопроекта. Это позволит, во-первых, встроить правоотношения с новым экономическим активом в существующий гражданско-правовой оборот, во-вторых – применять действующие положения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в отношении доходов и расходов, полученных физическими и юридическими лицами в результате осуществления операций с криптовалютой. 

Криптовалюта и налог на доходы физических лиц

Ст. 41 Налогового кодекса РФ признает доходом экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, учитываемую «в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить». Объектом же НДФЛ признается доход, как в денежной, так и в натуральной формах (ст. 209 НК РФ), а также доход в виде материальной выгоды (ст. 210 НК РФ).

Стоит предварительно отметить, что на сегодняшний момент, к сожалению, в отсутствии четкого понимания юридического статуса криптовалюты однозначно судить о налоговых последствиях и о том, какую позицию займут в каждом отдельном случае контролирующие органы, не представляется возможным. 

Однако, ориентируясь на существующие положения главы 23 НК РФ, мнение экспертного сообщества, а также обозначенные ранее намерения контролирующих органов, можно предпринять попытку спрогнозировать то, какие налоговые обязательства могут потенциально возникнуть у физического лица, если криптовалюту признают, к примеру, имуществом или иностранной валютой.

Получение криптовалюты безвозмездно

Ст. 217 НК РФ освобождает от НДФЛ подарки от юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в пределах 4 000 руб. (п. 28), а также подарки от близких родственников (п. 18.1). Во всех иных случаях (в отсутствии налогового агента) получение криптовалюты потенциально будет приводить к возникновению у физического лица обязанности как по декларированию полученного дохода, так и по уплате НДФЛ. 

Получение криптовалюты в качестве вознаграждения за определенную деятельность

Отдельного внимания заслуживает доход лиц, занимающихся обеспечением осуществления криптовалютных транзакций («майнинг»), а также доход, полученный за осуществление иных действий, отличных от «осуществления работ и оказания услуг» в понимании действующего российского законодательства. Самый яркий пример последнего – получение криптовалюты за просмотр рекламы на определенных Интернет-ресурсах. Во всех обозначенных случаях физическое лицо, с точки зрения НК РФ, получает доход в натуральной форме. 

Получение дохода в рамках обозначенной деятельности, с точки зрения НК РФ, приводит к возникновению налоговых обязательств – при этом нормы главы 23 НК РФ не содержат положений, позволяющих учесть расходы, понесенные физическим лицом в случае осуществления такого рода деятельности. Отдельно стоит упомянуть, что такая деятельность содержит в себе признаки предпринимательской деятельности, что ведет к обязанности физического лица зарегистрироваться в качестве ИП индивидуального предпринимателя. 

Получение низкопроцентного или беспроцентного займа в криптовалюте

Не исключено, что законодатель все же может пойти по пути признания криптовалюты иностранной валютой, что приведет не только к возникновению рисков применения положений законодательства о валютном контроле, но и возможности возникновения дохода в виде материальной выгоды. 

Пп.2 п.2 статьи 212 НК РФ предписывает, что, в случае получения физическим лицом кредитных (заемных) средств в иностранной валюте с процентной ставкой ниже 9%, у такого лица формируется налоговая база в виде разницы между фактически уплаченными процентами и 9%. Таким образом, заем, полученный физическим лицом в криптовалюте по ставке менее 9%, приведет к возникновению у такого лица налоговых обязательств. Ставка НДФЛ в такой ситуации будет 35%. 

Реализация (продажа) криптовалюты

С одной стороны, доход, полученный от реализации физическим лицом имущества, подлежит обложению НДФЛ. С другой стороны, юридическая квалификация криптовалюты как имущества (иного имущества) в целях налогообложения открывает возможности применения налоговых вычетов, предусмотренных НК РФ. В соответствии со ст.220 НК РФ при реализации криптовалюты, владение которой продолжается более трех лет, доход освобождается от обложения НДФЛ. Если владение криптовалютой продолжалось менее трех лет, то доход от реализации можно уменьшить на стандартный налоговый вычет в размере фактически понесенных расходов на приобретение или 250 000 руб. – по выбору налогоплательщика

При этом важно учитывать, что п. 5 ст. 210 НК РФ обозначает необходимость пересчета любого дохода, номинированного в иностранной валюте, в рубли по курсу Банка России на дату фактического получения дохода. Таким образом, если криптовалюта реализуется за фиатные денежные средства, отличные от рублей, необходимо учитывать возможность получения дохода в виде курсовой разницы, в особенности с учетом относительно сильной волатильности курсов популярных криптовалют. 

Разумным в данном контексте представляется подход, идентичный подходу, применимому в отношении налогообложения операций с финансовыми инструментами (ст. 214.1 НК РФ), включая фиксацию отдельных положений по определению налоговой базы по НДФЛ. 

Актуальные перспективы правового регулирования

Стоит отдельно отметить, что данная статья рассматривает вопросы, связанные исключительно с криптовалютой. При этом нельзя забывать, что технология блокчейн «ввела в оборот» также иные категории, к примеру, так называемые «токены» – их юридическая природа может стать предметом отдельных исследований. 

Многие российские эксперты сегодня высказываются о недопустимости запрета криптовалюты и систем, работающих на основе технологии блокчейн. К примеру, такой точки зрения придерживается глава ПАО «Сбербанк» Герман Греф [15].

10 октября Президент России Владимир Путин поручил профильным ведомствам прежде всего определиться с терминологией (что просто необходимо для создания отправной точки правового регулирования), с требованиями к майнингу применительно к физическим и юридическим лицам и с порядком налогообложения такой деятельности, а также с регулированием ICO – до 1 июля 2018 года [16]. 

Остается лишь предположить, что к середине 2018 года можно будет увидеть наработки либо по отдельному законопроекту, регулирующему использование цифровых технологий в финансовой сфере, либо по законопроекту, вносящему изменения в действующее законодательство, регулирующее финансово-правовые отношения.

Литература

1) https://www.sec.gov/oiea/investor-alerts-and-bulletins/ib_coinofferings

2) http://www.fsa.go.jp/news/28/ginkou/20170324-1.html

3) Boehm F., Pesch P. Bitcoin: A First Legal Analysis with reference to German and US-American law // Institute for Information-, Telecommunication-, and Media Law. Muenster, Germany

4) Chiasso diventa la prima citta in Svizzera a permettere il parziale pagamento delle imposte fino ad un import Massimo di frs. 250. – in Bitcoin // http://www.chiasso.ch/fileadmin

5) Judgment of the Court (Fifth Chamber) as of 22 October 2015 (In Case C‑264/14) // http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?docid=170305&doclang=EN

6) Информационное письмо Центрального банка Российской Федерации от 27 января 2014 года «Об использовании при совершении сделок «виртуальных валют», в частности, Биткойн» // http://cbr.ru/press/PR/?file=27012014_1825052.htm

7) Информационное сообщение Федеральной службы по финансовому мониторингу от 6 февраля 2014 года «Об использовании криптовалют» // http://www.fedsfm.ru/news/957

8) Письмо Генеральной Прокуратуры Российской Федерации от 21 сентября 2016 года N 73/1-304-2014 «О возможности обращения криптовалют, в том числе биткойнов, на территории Российской Федерации»

9) Письмо Федеральной налоговой службы от 3 октября 2016 г. N ОА-18-17/1027 «Об операциях, связанных с приобретением или реализацией криптовалют с использованием валютных ценностей (иностранной валюты и внешних ценных бумаг) и (или) валюты РФ»

10) Информационное письмо Центрального банка Российской Федерации от 4 сентября 2014 года «Об использовании частных «виртуальных валют» (криптовалют)» // https://www.cbr.ru/press/pr/?file=04092017_183512if2017-09-04T18_31_05.htm

11) Письмо Минфина России от 02.10.2017 N 03-11-11/63996 «О регулировании выпуска и оборота криптовалют»

12) Интерфакс: ЦБ РФ предложил рассматривать криптовалюты как цифровой товар // http://www.interfax.ru/business/563859

13) Савельев А.И. Криптовалюты в системе объектов гражданских прав // Журнал «Закон». №8. 2017

14) Ведомости: Минфин выступил за запрет свободной продажи криптовалюты // https://www.vedomosti.ru/finance/articles/2017/08/28/731258-minfin

15) ТАСС: Греф призвал не запрещать развитие прорывных технологий, в частности blockchain // http://tass.ru/ekonomika/3648591

16) Перечень поручений по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере // http://kremlin.ru/acts/assignments/orders/55899