pravo-magazine.com
+7 (495) 628-40-55
info@pravo-mag.com
Москва, Россия

© 2018 ООО «Право и Защита».

"Следователь - это образ жизни, образ мыслей"

Лавренев Борис Алексеевич, руководитель следственного управления по Южному административному округу Главного следственного управления Следственного комитета по г. Москве.

Лавренев Борис Алексеевич

"Следователь - это образ жизни, образ мыслей"

Направлениями деятельности Следственного комитета Российской Федерации (СК РФ) в настоящее время являются расследование тяжких и особо тяжких преступлений против личности, но также экономических и налоговых преступлений, преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и некоторые другие. Разумеется, во всех этих областях СК работает в тесном контакте с другими правоохранительными органами – прежде всего с полицией, миграционной службой, ФСБ и другими.

Современные следователи должны обладать и в большинстве своем обладают знаниями и умениями, о которых наши коллеги могли только мечтать лет 20 назад. В их распоряжении сейчас находятся новейшие инструменты и методики, предоставляемые самыми разными областями науки и техники. Это и компьютерные технологии, позволяющие отслеживать и часто предупреждать преступления, и достижения в области медицины, химии, психологии, фармакологии, биологии, генетики и многое-многое другое.

Однако и преступность становится не только грамотнее, но и наглее, изощреннее, хитрее, беспринципнее. Нарушители закона тоже пользуются достижениями науки и новыми технологиями, при этом обладают часто более внушительными материальными и финансовыми средствами и большей маневренностью. Они изготавливают фальшивые документы, скрываются за границей. Конечно, СК РФ сотрудничает с Интерполом и другими подобными международными и национальными организациями. Однако в настоящий момент по известным политическим причинам это сотрудничество бывает затруднено. Чтобы уклониться от ответственности, преступники прибегают к бесчисленным уловкам, сокрытию улик и давлению на свидетелей, а то и просто устранению их, что порождает все новые и новые нарушения закона.

Что же касается следователя, то он должен действовать в строгих рамках закона. Он не может позволить себе сфальсифицировать улики, нарушить сроки расследования и форму предъявления обвинения, определенные законом, тем более применить методы физического воздействия или шантажа, угроз в отношении родных и близких преступника, поскольку следователь стоит на охране интересов каждого гражданина.

А вот преступники могут и делают это. Работники следственных органов гораздо чаще, чем это принято думать, подвергаются нападениям со стороны преступного мира. Нередко, распутывая клубок преступных действий и связей, они сталкиваются с фактами, способными ужаснуть любого, даже не впечатлительного человека. Конечно, это касается преступлений против личности.

В широкой прессе Следственный комитет не часто предает огласке факты ранений или гибели своих сотрудников от рук преступников и наемных убийц. Почти не было публикаций по поводу покушений на жизнь, ранений и убийств следователей при выполнении их служебного долга в Чеченской Республике, в Дагестане, в других неспокойных регионах нашей страны со стороны бандитов различных мастей, террористов и их пособников.

Следователи – это чаще всего молодые люди в возрасте от 21 года до 30–35 лет. В основном молодежь приходит на следственную работу после окончания вузов, действительно горя энтузиазмом искоренить преступность, утвердить справедливость и безопасность хотя бы в отдельно взятом районе или округе, часто, правда, несколько романтизируя предстоящую работу. Приходя в эту профессию, вчерашние студенты сознательно выбирают ее, заранее пытаясь соизмерить свои силы и ждущие их трудности. Но только войдя в этот круг, они осознают, насколько эти трудности реальны и тяжелы. Прежде всего, особенно в первое время, молодому следователю приходится преодолевать колоссальные нервные нагрузки, связанные не только с большим объемом и темпом работы, но и с чисто эмоциональным человеческим стрессом, с которым следователь обязан справляться, преодолевая страх, отвращение, жалость, сочувствие, когда он оказывается на месте тяжкого преступления, которое он должен досконально изучить, самым внимательным образом осмотреть и описать.

Из этических соображений не стоит приводить примеры, как могут выглядеть такие места и жертвы преступлений, но то, что эта картина не может не производить гнетущее впечатление, оказывать давление на психику следователя, это факт. И тем тяжелее для него не поддаваться ожесточению, раздражению, которые неизбежно возникают в его душе, сохранять хладнокровие, объективность, непредвзятость. Однако рассуждать и сетовать на эту тему гораздо легче, чем придерживаться инструкций, определяющих профессиональное поведение. Не каждому под силу хладнокровно разбираться в мотивациях и действиях маньяков, садистов, похитителей и убийц детей, педофилов. Действительно, эти преступные действия часто совершают психически больные люди, но от этого негодование нормального человека не меньше. И к этому нельзя привыкнуть. Кажется, что со временем, с приобретением опыта работы острота восприятия притупляется, но, скорее, опыт тренирует, организовывает нервную систему следователя, приучает его отодвигать собственные эмоции на второй план в интересах объективности расследования.

Однако это еще не весь моральный дискомфорт, которому подвергается следователь: ненормированность рабочего времени, ночные следственные действия, практически отсутствие выходных и праздничных дней, на которые, кстати сказать, приходится пик жестоких тяжких преступлений, и следующие за всем этим горы отчетности, часы совещаний и обсуждений, необходимых, безусловно, но также отнимающих моральные и физические силы, – это также реалии ежедневного труда работников СК.

Да, при всем желании было бы трудно рекламировать или расхваливать профессию следователя. Это не экономическое направление (при всем уважении), которое дает огромный диапазон профессиональной и социальной мобильности, где при устройстве на работу рассылается резюме соискателя в адреса компаний с различными направлениями деятельности. В этом случае можно выбирать наиболее удобное, выгодное и спокойное место, где можно в безопасности набираться опыта, отрабатывать добросовестно свое рабочее время, возможно, параллельно присматривать другие варианты.

Следователь – это образ жизни, образ мыслей. Это не внешняя романтика с кинематографическими «стрелялками» и «догонялками». Следователем нельзя «поработать» и прикинуть: понравилось – не понравилось. Есть профессии, которые при своей несомненной трудности и даже опасности привлекают молодых людей и захватывают их навсегда. Речь идет о строителях, летчиках, врачах, военных и еще многих специалистах, которые выбирают не столько работу, сколько жизненный путь, для которых их жизнь, их область деятельности и их область увлечения неотъемлемы друг от друга. В их число входят и следователи.

Следствие – это очень тяжелый и не очень сытный хлеб.

Но при этом смысл всей деятельности всего состава Следственного комитета состоит в защите граждан и гостей нашей страны от посягательств со стороны антиобщественных, преступных элементов на их жизнь, честь, личную и коллективную безопасность, неприкосновенность личной и частной собственности. Следственный комитет – это государственный орган, наделенный определенной властью. Это не охранное предприятие. Область компетенции его работников наступает по большей части с момента совершения преступления или факта покушения на совершение преступления. Тогда начинается расследование, которое происходит в основном на низовом и среднем уровне, то есть проводится следователями. Именно они проводят всю основную работу по выявлению правонарушителей, их связей, изучают все обстоятельства дела, подготавливают выводы и заключения по следствию, проводят допросы свидетелей и потерпевших, допрашивают подозреваемых. От тщательности и добросовестности их работы часто зависят судьбы людей, когда ошибки или любая небрежность могут стоить кому-то жизни или навсегда испорченной репутации. Бывает, что порой в одночасье одним лишь открывшимся новым или ранее не учтенным фактом рушатся очень стройные и удобные версии, отрабатывание которых заняло много времени и стоило больших усилий, и надо начинать все сначала, проводить повторно все следственные действия, проверять и перепроверять факты, перелопачивать заново горы материалов, соблюдая при этом предусмотренные законом сроки. Но на кону –законность, справедливость, интересы граждан, авторитет профессии, личная ответственность самого следователя и его коллег.

Не стоит забывать, что со стороны так называемых оппонентов следователей – правонарушителей и их адвокатов – сплошь и рядом применяются самые нечестные приемы в качестве орудий давления на них. Это и попытки подкупа, шантаж, и запугивания, и разжигание несведущего общественного мнения провоцированием подозрений и упреков в предполагаемой коррумпированности работников СК в случае их непреклонности в правовой квалификации события правонарушения.

В этих условиях огромная нравственная и профессиональная ответственность ложится на руководителей подразделений всех уровней Следственного комитета. Руководитель обязан уделять максимальное внимание своим подчиненным не только как рабочим единицам, но прежде всего как личностям, индивидуально подбирая методы служебного стимулирования. Очень важной его задачей является осуществление непрерывной профессиональной помощи в тесном контакте с Советом наставников Следственного управления в отношении всего коллектива подразделения, а особенно молодых следователей, не только советами, но и участием вместе с ними в следственных действиях, включая выезды на происшествия, допросы, помощь в составлении протоколов и отчетов, подробный инструктаж по деталям проведения мероприятий и различных видов работы с документацией. Кроме того, крайне важно его участие, по возможности, даже в таких, казалось бы, не относящихся к служебной деятельности вопросах, как рекомендовать и обсудить произведения художественной литературы для чтения, заняться вместе с подчиненными на турнике и даже порой позаботиться об их ужине, когда они вынуждены работать до поздней ночи. Такая элементарная чисто человеческая забота дает значительно больший положительный эффект на трудовой настрой работников подразделения, чем менторские поучения, окрики и давление на них, особенно учитывая то, как обостренно болезненно воспринимаются ими довольно тесные рамки процессуальных ограничений, предусмотренных законом, уязвимость в этом плане сотрудников следственных органов на фоне значительно большей свободы действий адвокатов и обвиняемых, тем более что именно следствие в первую очередь защищает интересы лояльного населения.

Все эти рассуждения – не пустое теоретизирование и не маниловщина. По крайней мере, Москва знает примеры таких взаимоотношений в коллективах, и это не единичный показательный или экспериментальный случай.

Все эти действия подчинены главной цели – выработать в коллективе чувство взаимопомощи, взаимного доверия, научить молодежь брать на себя ответственность, работать на результат, за правду, для своего правильно понимаемого азарта, не озираясь и не боясь возможных взысканий или выговоров.

Моральный дух в коллективе крайне важен, особенно учитывая тот контингент, с которым приходится иметь дело по долгу службы.

В заключение хочется сказать следующее: работа следователя действительно тяжела и крайне ответственна. Более того, нет настоящего следователя, у которого в какой-то момент не наступала бы усталость от профессии, от видения изнанки жизни общества, крови, злого умысла, алчности или просто тупого пьяного угара, в котором совершаются многие преступления. Это некий внутренний кризис, когда он задает себе вопрос, в силах ли он продолжать этот путь. Для многих ответ на этот вопрос бывает отрицательным. И тогда грамотные и умные юристы, получившие уже некоторый опыт работы, уходят в адвокатуру, коммерческие организации, банки, ЧОПы.

Но у тех, кто идет дальше, возникает другой вопрос к себе: кто, если не я? И сам собой приходит ответ: я и мои товарищи по работе, на которых я могу опереться в нашем общем справедливом деле.

Хочется верить, что все рассказанное здесь достаточно сильно заставило призадуматься тех неуверенных в своем выборе будущей профессии излишне романтичных молодых людей, которые, оканчивая среднюю школу или вуз, подумывают, куда бы теперь податься поработать. Таким молодым людям не надо идти в следствие. Здесь они не найдут себя, будут лишними и долго не проработают. А усиливаемая ими текучесть кадров никому не нужна. Конечно, свято место пусто не бывает, на их место придут новые вчерашние студенты. Но их снова надо учить, адаптировать их институтские теоретические знания к практике, и так бесконечно. Это в известной степени мешает созданию и укреплению квалифицированного и опытного кадрового костяка Следственного комитета, без которого система не жизнеспособна. Для этих молодых людей есть еще много очень важных и интересных профессий, в том числе и в юридической области.

Хорошим следователем становится только тот, кто стремится к этому и отдает себе отчет, на что он идет, на какую ответственность и на какой риск он себя обрекает.

И те, кто прошли эти испытания, в профессии остаются до конца. Именно такие сотрудники, для которых профессиональной мотивацией является само их дело, осознание его необходимости, важности, второстепенности собственного сиюминутного комфорта по отношению к интересам всех людей и страны, на страже интересов которых они стоят, составляют профессиональную кадровую основу Следственного комитета РФ. Именно им открыт заслуженный профессиональный и карьерный рост, но при этом и возрастание ответственности на каждом новом этапе этого роста.